Главная

В австрийском (а ныне немецком) городе Бонне 16 декабря 1770 года в семье тенора придворной капеллы Иоганна ван Бетховена появился на свет третий в роду Людвиг, после своего деда (баса, а затем придворного капельмейстера) и старшего брата. Сам факт рождения в семье потомственных певцов предопределил судьбу мальчика.

Первым учителем музыки Людвига стал его отец, мечтавший сделать из сына второго Моцарта. Четырехлетний малыш занимался на клавесине по 6 часов в день, а если отец приказывал, то еще и ночью. Столь уникальных способностей, как у нашумевшего своей виртуозной игрой Вольфганга Моцарта, у Людвига не проявилось, но незаурядный талант к музыке определенно был.

Из биографии Бетховена мы знаем, что впервые юный маэстро выступил на публике в 7 лет 26 марта 1778 г. (Примечательно, что 26 марта – это также дата его смерти). Когда отец вез маленького Людвига для его первого выступления в Кёльн, он указал, что возраст мальчика – всего 6 лет (уж очень тому хотелось подчеркнуть уникальность сына). Юный музыкант поверил сказанному отцом и с тех пор считал себя младше на полтора года, чем был на самом деле. Когда родители вручили Бетховену его свидетельство о крещении, он отказался верить указанной там дате, полагая, что документ принадлежал его старшему брату, тоже Людвигу, который умер в младенчестве.

Семья Бетховенов была небогата, а после смерти деда и вовсе обнищала. В 14 лет юный Людвиг был вынужден бросить школу и помогать отцу в содержании семьи, работая помощником органиста в придворной капелле. До этого мальчик учился в школе, где немецкий язык и арифметика были на втором плане после латыни и музыки. Уже в юности Бетховен свободно читал и переводил Плутарха и Гомера, но умножение и правописание так и остались для него тайной за семью печатями.

Когда в 1787 году мать Людвига умерла, а отец запил больше прежнего, ответственный и дисциплинированный юноша взял на себя содержание младших братьев. Он устроился на должность альтиста в придворном оркестре, благодаря чему познакомился с разнообразием мира оперы.

В 21 год – в 1791 г. – Людвиг ван Бетховен переезжает в Вену в поисках хорошего учителя, где и проводит всю свою жизнь. Некоторое время молодой человек занимался с Гайдном. Но Йозеф опасался, как бы не схлопотать проблем из-за вольнодумного и резкого в выражениях ученика. А Людвиг, в свою очередь, чувствовал, что Гайдн – не тот человек, который может его чему-нибудь научить. В конечном итоге обучением Бетховена занялся Сальери. Он также чуть было не стал учеником Моцарта, тот был в восторге от представленной его вниманию импровизации, но смерть матери заставила Людвига оставить занятия и срочно покинуть Вену.

Ранний венский период творчества молодого композитора биографически тесно связан с именами австрийского придворного князя Лихновского, русского вельможи Разумовского, чешского дворянина Лобковица: они покровительствовали Бетховену, поддерживали материально, их имена значились на титульных страницах рукописей композитора. Вместе с тем, Бетховен очень дорожил чувством собственного достоинства и никогда не позволял своим знатным покровителям попыток указать на его низкое происхождение.

К своему несчастью, Бетховен влюблялся в женщин, принадлежавших к иному сословию, чем он. На то время классовая принадлежность была серьезным аргументом для решения вопросов о женитьбе. С юной графиней Джулией Гвиччарди он познакомился в 1801 году благодаря семье Брунсвиков, где он давал уроки игры на фортепьяно Джозефине Брунсвик. Однако по вышеупомянутым причинам о браке не могло быть и речи.
После смерти мужа Джозефины Брунсвик в 1804 году Людвиг попытал удачу в отношениях с молодой вдовой. Он написал возлюбленной 15 страстных писем, та отвечала ему взаимностью, но вскоре по требованию семьи прервала с Бетховеном всякую связь. В случае брака с неаристократом графиня была бы лишена возможности общаться с детьми и заниматься их воспитанием.

После того, как в 1810 г. Джозефина снова вышла замуж за некоего барона вон Штекельберга, Бетховен безуспешно сделал предложение своему близкому другу баронессе Терезе Мальфатти (родной сестре Джозефины Брунсвик). Безуспешно, потому что и эта избранница была из высшего сословия, чем ее поклонник. Очевидно, именно Терезе посвящена багатель (небольшая музыкальная пьеса) «К Элизе».

В 1798 году у него обнаружили серьезную болезнь – тиннитус, которая медленно прогрессировала в течение 10 лет. Она и привела музыканта к самой трагической точке его биографии – полной глухоте. Осознавая, что он вот-вот окончательно оглохнет, композитор начинает активно работать днем и ночью. Именно в этот период он написал одни из лучших своих произведений. В 1801-1812 годах он написал такие выдающиеся произведения, как Соната до диез минор ("Лунная", 1801), Вторая симфония (1802), "Крейцерова соната" (1803), "Героическая" (Третья) симфония, сонаты "Аврора" и "Аппассионата" (1804), опера "Фиделио" (1805), Четвертая симфония (1806).

В мае 1809, когда атакующие войска Наполеона бомбардировали Вену, Фердинанд Рис вспоминает, как Бетховен очень переживал, не потеряет ли он остатки слуха от грохота взрывов, и прятался в цоколе дома, закрывая уши подушками.

В 1808 году Бетховен закончил одно из наиболее популярных симфонических произведений ‒ Пятую симфонию и одновременно "Пасторальную" (Шестую) симфонию, в 1810 году ‒ музыку к трагедии Иоганна Гете "Эгмонт", в 1812 году ‒ Седьмую и Восьмую симфонии. Тогда же  создал единственную ораторию («Христос на Масличной горе»). Бетховен охарактеризовал начало Пятой симфонии как «стук Смерти в дверь». Позже первые аккорды этой симфонии будут использоваться как пароль для союзников во время Второй мировой войны, поскольку по стечению обстоятельств именно эта мелодия в азбуке Морзе обозначает латинскую «V» («Victory» – победа).

Когда к 1811 году маэстро полностью потерял слух, он стал редко выходить из дома. Публичная игра на фортепьяно была основным источником доходов виртуоза, а также он постоянно давал уроки музыки представителям аристократии. С потерей слуха для Бетховена наступили тяжелые времена. После провальной попытки в 1811 году исполнить собственный Концерт для фортепьяно № 5 («Император») он больше ни разу не появлялся на публике до того случая, когда в паре с дирижером Михаэлем Умлауфом руководил оркестром во время премьеры Девятой Симфонии в 1824 году. Публика устроила бурную овацию. Но великий композитор не слышал ни похвалы слушателей, ни игры оркестра. Тогда одна из хористок взяла дотоле стоявшего лицом к оркестру Бетховена за руку и повернула к залу, чтобы он мог видеть тот восторг, который его творение вызвало у публики.

Бетховен был, по всей видимости, первым композитором, который использовал медные духовые инструменты как полноправную часть оркестра. Бетховен также первым ввел в симфонию флейту-пикколо и тромбон. В свою очередь, арфу он включил лишь в одно свое произведение – балет «Творения Прометея».
Бетховена по праву считают первым композитором эпохи Романтизма, его Симфония № 3 была радикальным отступлением от всего написанного ранее.
За всю жизнь Бетховен написал лишь одну оперу – «Фиделио», – которая и поныне считается выдающимся образцом классической музыки.

Бетховен был первым, кто в музыке попытался воспроизвести звуки перепелки, кукушки и соловья – и все это в рамках одной симфонии – № 6, «Пасторальной». Кстати, сокращенная версия Шестой симфонии звучит в мультфильме Диснея «Фантазия». Имитации звуков животных присутствовали и в краткой «Игрушечной симфонии» Моцарта, и во «Временах года» Вивальди, но никогда их еще не было в 40-минутной симфонии.

Финал Симфонии № 9 – «Ода к радости» на слова Фридриха Шиллера – это первая в истории западноевропейской музыки попытка ввести хор в каноническую симфонию. Сейчас она является официальным гимном Евросоюза. Девятая симфония содержит скерцо во второй части, а адажио – в третьей. Для классической симфонии, где темп должен был возрастать, это было немыслимо.

Однажды, когда Бетховен уже практически ничего не слышал, друзья, придя к нему домой, застали композитора за фортепьяно. Тот последовательно играл ноты нижнего регистра и, восхищенно слушая громовые раскаты звуков, заметил: «Разве это не прекрасно?». Гости были тронуты выдержкой и чувством юмора этого человека, постепенно окунающегося в пронзительную тишину глухоты и по-детски радующегося тому, что он пока еще слышит хотя бы звуки нижнего регистра.

Но глухота не воспрепятствовала сочинению музыки. Бетховен пользовался специальной палочкой, прикрепленной одним концом к передней панели фортепьяно. Зажимая другой конец палочки зубами, он «чувствовал» издаваемый инструментом звук благодаря передающейся по палочке вибрации.

Будучи неслышащим, композитор компенсировал свой недостаток с помощью так называемых разговорных тетрадей. Туда во время беседы друзья записывали для него свои реплики. Разговорными тетрадями композитор пользовался приблизительно последние десять лет, а до того его выручала слуховая трубка, которая хранится теперь в Музее Бетховена в Бонне.

Разговорные тетради стали драгоценным документом, из которого мы узнаём содержание дискуссий композитора, можем почерпнуть сведения о его мировоззрении, о видении самого композитора, как должно исполняться то или иное его произведение. Из 400 разговорных тетрадей 264 были уничтожены, а остальные подвержены купюрам и правке после смерти композитора его личным секретарем Антоном Шиндлером. Будучи также первым биографом композитора, Шиндлер, во-первых, спасал свою и его репутацию, так как те резко негативные оценочные выражения в адрес монарха, которые Бетховен себе позволял, могли стать причиной гонений и запретов со стороны власти. А во-вторых, больше чем секретарь желал идеализировать образ маэстро в глазах потомков.

В 1826 г. Бетховен заболел воспалением легких, а вскоре его стали мучить еще и боли в желудке. Из-за неправильного лечения (свинцом), болезнь все больше прогрессировала. Людвиг был настолько слаб, что не мог даже ходить. Из-за этого он полгода пролежал в кровати с сильными болями.

26 марта 1827 г. Людвиг ван Бетховен умер. Вскрытие показало, что у него полностью разложилась печень.
Около 20 тыс. людей участвовали в похоронной процессии на третий день после смерти любимого композитора – 29 марта 1827 г. Франц Шуберт, великий почитатель творчества композитора, был в числе тех, кто нес гроб. По иронии судьбы он сам умер через год после этого и был похоронен рядом с Бетховеном. В августе 1845 года в Бонне был открыт памятник Бетховену. Это был первый в Германии памятник знаменитому композитору, после их было открыто еще около сотни по всему миру.